Еврокомиссия ушла без мандата

Еврокомиссия ушла без мандата

Министры энергетики всех стран Евросоюза высказались в поддержку формирования особой юридической базы для газопровода «Северный поток-2». Во всяком случае, если верить словам зампреда Еврокомиссии Мароша Шефчовича. В действительности же ЕК так и не получила мандата для соответствующих переговоров с российской стороной. Против подобных юридических нововведений выступают как минимум две страны — Германия и Австрия.

«Северный поток-2» стал яблоком раздора для Европы. Есть ряд стран, которые при любых обстоятельствах будут выступать против этого проекта. Это Польша и страны Прибалтики. Есть несколько государств, которые по ряду причин считают выгодным для себя примкнуть к стану противников на данном этапе. К примеру, Словакия. Есть и горячие сторонники «Северного потока-2» — это Германия, Австрия, Франция.

Противодействие российским проектам — вещь не новая. Первый «Северный поток» тоже встречал заметное сопротивление, хотя времена были куда спокойнее. Практически не меняются доводы противников: «Северный поток» не соответствует нормам и интересам Евросоюза, его мощность избыточна, он усилит влияние России.

Попробуем сформулировать, для чего «Газпрому» и его европейским партнерам (ENGIE, OMV, Shell, Uniper и Wintershall) новая труба.

Сейчас существуют три основных коридора для доставки российского газа в Европу (исключая Турцию). Первые два — это «Северный поток» и «Ямал–Европа». Их суммарная мощность достигает почти 90 млрд куб. м. Третий коридор — украинский. Теоретически по нему можно поставлять даже 120 млрд куб. м. Но за последние годы максимальный показатель прокачки достигал 85 млрд куб. м.

Украинский коридор является самым проблемным. Главная проблема — старение газотранспортной системы (ГТС). Украина хронически недофинансировала доставшуюся от СССР трубу, видимо, воспринимая ее как нечто вроде необъяснимого явления природы или эндемичного растения, удивительным образом приносящего деньги. А труба тем временем старела.

В 2000-х «Газпром» и его европейские партнеры предлагали различные схемы совместного владения украинской ГТС. Договориться не удалось. Сегодня строительство «Северного потока-2», стоящее $9,5 млрд, обойдется дешевле ремонта и модернизации газотранспортной системы Украины. Потому что сейчас украинская труба — это не надежный, могучий коридор, доставшийся в наследство молодому и независимому государству, а пороховая бочка, которая может рвануть в любой момент. Крупные покупатели российского газа этот риск понимают. Здесь, по всей видимости, кроется причина, по которой европейские компании стремятся любыми способами обеспечить «Северному потоку-2» финансирование. Фактически под честное слово «Газпрома». Они борются не за благополучие России, а за надежные и бесперебойные поставки газа.

Есть еще экономический фактор — северный коридор короче и эффективнее, так как там устанавливается новейшее оборудование. Не сбрасывается со счетов и политический фактор. Но всё это вторично.

Однако если всё столь легко объяснимо, если «Северный поток-2» — это необходимость, то как понимать действия той же Еврокомиссии? Сегодня она пытается сделать вещь по сути своей странную. С одной стороны, она выступает за либерализацию европейского рынка. А с другой — поняв, что существующая нормативно-правовая база не позволяет воздействовать на «Северный поток-2», пытается принудить Россию к формированию новой, особой базы, которая даст возможность строительство заблокировать. Особая европейская борьба за либерализацию — путем сверхрегулирования. Или, как говорил классик английской литературы, все животные равны, но некоторые равнее.

Для такого противодействия «Северному потоку-2», как нам представляется, есть несколько причин. Главная из них — финансирование Украины. У этой страны масса долгов и очень мало реальных источников заработка. Притом с каждым годом их становится всё меньше. «Газпром» обеспечивает стабильные поступления валюты в украинскую экономику (около $2 млрд). Эти средства могут направляться на выплату долгов. Данный фактор накладывается на антироссийский дискурс, в котором приходится работать европейским политикам. В его рамках они протестуют против любого российского проекта. Когда их доводы и методы противодействия новому газопроводу раз за разом оказывались несостоятельными, естественной реакцией становилась эскалация конфликта. А есть еще и угрозы санкций со стороны США — уже в отношении европейских компаний. Но в то же время интересы европейских политиков не могут быть свободны от интереса крупного бизнеса. А его интерес в данном случае однозначен — «Северный поток-2» нужен.

В результате мы имеем ситуацию, когда серьезные люди с серьезными лицами признают, что ничего не могут сделать с необходимым Евросоюзу проектом, что нет никаких оснований его запрещать, но обязуются изо всех сил пытаться. В частности, выдать мандат Еврокомиссии, чтобы та вступила с «Газпромом» в переговоры и как-то убедила его принять условия, ставящие на газотранспортном проекте крест. Но так как это задевает интересы крупного европейского бизнеса, то попытки предпринимаются не очень активные. Поэтому отсутствие результата работы министров энергетики стран Евросоюза — это тоже результат.

Стоит надеяться, что Еврокомиссия продолжит работать в том же грозном, но неспешном режиме. Возможно, она даже получит необходимый для переговоров с «Газпромом» мандат. Через несколько месяцев. А потом погрязнет в многочисленных обсуждениях и уточнениях. «Северный поток-2» должен быть построен до 2020 года. Любые проволочки в европейских властных структурах сейчас будут ему на руку.

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.