«Решение о торговле спиртным в интернете будет принято в 2017 году»

«Решение о торговле спиртным в интернете будет принято в 2017 году»

О мерах поддержки российской промышленности в новом году, дополнительном пакете решений для увеличения спроса на отечественную продукцию, прогнозе по индексу промпроизводства на 2017-й, поддержке сотрудников ведомства и промпредприятий путем предоставления квартир, а также о том, когда будет разрешена торговля алкоголем в интернете, рассказал в интервью корреспонденту «Известий» Виктору Жирову министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров.

— Удалось ли договориться с Минфином о финансировании на 2017 год в желаемом объеме?

— Все направления по линии Минпромторга на 2017 год мы согласовали с Министерством финансов. Коллеги нас поддержали. Я не помню ни одного года, когда бы мы не находили компромиссное решение, которое, с одной стороны, обеспечивает поддержку промышленности, а с другой — предусматривает развитие. Ну и по каким-то проектам это развитие продолжается.

Помимо средств, предусмотренных на поддержку отраслей промышленности в федеральном бюджете, существуют также отдельно принятые решения президента и председателя правительства в части дополнительной поддержки спроса, например, по автомобилям, сельхозмашиностроению и ряду других отраслей промышленности.

Бюджет у нас делится на несколько составляющих. Во-первых, бюджет развития в части НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. — «Известия») по широкому направлению отраслей промышленности. Второе направление — это компенсация затрат по процентам на создание и модернизацию мощностей. Третье — продвижение продукции за счет компенсаций по скидкам. Последнее касается как внутреннего спроса, так и отдельного пакета решений по экспорту, который был принят правительством на трехлетний период и подтвержден на 2017 год. Меры поддержки распространяются и на компенсацию процентов по кредитам, и на часть затрат, которые предприятия несут по доставке своей продукции в части логистики.

Новая мера, которую мы опробовали на автопроме и сельхозмашиностроении, — сертификация и омологация продукции, которая будет поставляться на внешние рынки тех стран, где выставляют отдельные требования. Эта мера теперь будет распространяться и на другие отрасли. В целом могу сказать, что мы удовлетворяем запросы, которые были и есть у промышленных предприятий тех отраслей, где есть необходимость в государственной поддержке.

— Какой объем средств будет выделен на развитие и поддержку промышленности в следующем году?

— Что касается нашего бюджета, лимиты составят около 250 млрд рублей. Это то, о чем я рассказывал, — где есть составляющая НИОКР и модернизации. Кроме того, запланирован отдельный пакет решений в объеме 107,5 млрд рублей, который будет приниматься в 2017 году. Здесь речь идет как раз о дополнительной поддержке спроса по отраслям промышленности — в первую очередь это автопром, сельхозмашиностроение, дорожно-строительная техника и легкая промышленность.

Отдельной мерой, впервые примененной в 2016 году, является компенсация скидок, которые предприятия будут предоставлять по пилотным партиям для потребителей в рамках импортозамещения — это касается прежде всего инвестиционного машиностроения.

Названные меры применимы к продукции, которая только выходит на рынок, и здесь мы в том числе учитываем интересы потребителей. Это новый механизм, который будет использоваться для пилотных партий, а затем продукция будет реализовываться уже на рыночных условиях. В этом основной смысл субсидии — помочь сделать первый шаг на рынок.

— Когда будет принято окончательное решение о выделении дополнительных средств в объеме 100 млрд рублей?

— Окончательное решение уже принято. Надо только дождаться выхода акта правительства, в котором будут предусмотрены эти мероприятия.

— Как изменится сумма поддержки по сравнению с 2016 годом?

— Изменения будут несущественные, объем средств практически сохранится на уровне 2016 года. Но, как показала практика, в течение года всё равно происходит определенная коррекция. Мы перераспределяем объем средств где-то внутри программ, где-то перебрасываем средства между ними. Этот процесс всегда происходит оперативно, здесь правительство идет нам навстречу.

— Каков прогноз министерства по промпроизводству на 2016 и 2017 годы?

— Что касается индексов промышленного производства, здесь мы согласимся с мнением экспертов и Минэкономразвития в том, что в 2016 году будет около 0,5% роста. Что же касается обрабатывающих отраслей промышленности — тут ожидается значительное улучшение по сравнению с 2015 годом (в 2015 году — 94,6%, прогноз на 2016 год — 99,6%). Это будет хороший результат с учетом принятых мер поддержки. Притом общее снижение по обработке произошло в основном за счет металлургии и легковых автомобилей, которые достаточно серьезно влияют на общие индикаторы.

В 2017 году, я уверен, по обработке у нас будет плюс. Боимся загадывать, но по нашим предположениям будет рост от 1 до 2%, исходя из индекса PMI (показатель спроса на продукцию инвестиционного машиностроения), который растет с июля. Сейчас индекс PMI находится на уровне 54%, что позволяет нам ожидать по итогам 2017 года оптимистичного сценария, если не произойдет никаких экономических коллапсов.

В целом я думаю, что в следующем году мы будем близки к общим индикаторам по промпроизводству на уровне 1,1–1,6%.

— После начала действия программы импортозамещения в каких отраслях вы видите наибольший потенциал?

— Это, в частности, фармацевтика. Мы начали заниматься этой отраслью еще в конце 2007 года и активно продолжили с 2009 года. Все плановые мероприятия (стратегии, программы) реализуются и дают те плоды, которые мы с вами видим. По результатам декабря 2016 года мы вышли на показатель более 76% по списку жизненно важных лекарственных препаратов (ЖНВЛП) российского производства — это более 500 международных непатентованных наименований лекарств. Мы исходим из того, что к 2018 году мы должны достичь 90% от перечня ЖНВЛП, что абсолютно реально.

Обязательно нужно сказать о том, что мы далеко продвинулись по гражданскому авиа- и судостроению, по радиоэлектронике. По нефтегазовому машиностроению у нас просто колоссальный рывок. В этом году на газовом форуме в Санкт-Петербурге мы вместе с Алексеем Борисовичем Миллером (председатель правления ПАО «Газпром». — «Известия») и Виктором Алексеевичем Зубковым (специальный представитель президента России по взаимодействию с Форумом стан — экспортеров газа. — «Известия») проходили по номенклатуре, которую сегодня заместили наши предприятия, — мы идем с существенным опережением за счет командной работы, производителей, потребителей, науки. Только комплексный подход по всем направлениям плана по импортозамещению позволил достичь таких результатов.

Также следует отметить сельхозмашиностроение, где на протяжении последних трех лет по зерно- и кормоуборочным комбайнам, навесному оборудованию и энергонасыщенной технике — тракторам — в 2016 году был рост на 68%. Это небывалый результат: мы закрыли больше 50% рынка своей техникой. Такого не было никогда. Мы начинали с доли рынка в 18% в 2007–2008 годах, а сегодня заняли уже 54%.

Все отрасли показывают позитивную динамику за исключением, к сожалению, автопрома. В 2016 году здесь всё равно будет снижение по сравнению с 2015 годом в пределах 9–10%. Весь автопром тянет вниз, конечно, легковой транспорт — минус 11%. А если брать сегмент грузовиков, автобусов и легкого коммерческого транспорта, все они в существенном плюсе. В частности, по автобусам зафиксирован рост более чем на 14% по результатам 2016 года. Но если мы говорим о рынке и общем объеме производства (с учетом того, что мы хотим выйти в 2016 году на 1,3 млн единиц), конечно, легковой транспорт исчисляется сотнями тысяч, и это существенно влияет на общие показатели.

При этом, надо отметить, всё чаще используются российские комплектующие и автокомпоненты, начиная от материалов и заканчивая запчастями и агрегатами. Этот локомотив тянет за собой и химическую отрасль — полимеры и пластики, а также кожу.

Так, например, сейчас активно развивается кожевенный завод в Рязани — с учетом модернизации и запуска новых направлений за счет предоставления льготного займа от Фонда развития промышленности. Заводу были также компенсированы проценты по «оборотке» (кредитам на пополнение оборотных средств. — «Известия»), а предприятия автопрома и авиапрома сделали целевые заказы. Ряд авиакомпаний, в частности S7, закупают российскую кожу для интерьера самолетов. Развитию способствует и специальное решение правительства на запрет вывоза сырых шкур, поскольку у нас образовался дефицит сырья. В целом в 2016 году объем производства кожи вырос на 6%.

— Какие меры поддержки экспорта российской металлургической продукции сейчас рассматриваются?

— Относительно поддержки экспорта могу сказать, что по глубоким переделам мы действительно готовы поддерживать металлургическую продукцию, где формируется существенная добавленная стоимость. Это все те меры, которые сегодня «зашиты» в проект программы «Промышленная кооперация» и которыми занимается Российский экспортный центр.

Кроме того, наша функция — давать импульс импортозамещающим и экспортно ориентированным проектам, направленным на создание добавленной стоимости в России. То есть не ограничиваться ролью поставщика ресурсов, а выстраивать производственные цепочки полного цикла — от подготовки сырья до выпуска конечной продукции. В этой логике Фонд развития промышленности уже профинансировал создание 16 новых производств в сфере металлургии и металлообработки на сумму 3,6 млрд рублей.

Помимо финансовых, есть еще и административные меры — продвижение продукции наших предприятий, в том числе и металлургических, за счет участия в межправкомиссиях, торговых представительствах и бизнес-миссиях. Поэтому металлурги могут рассчитывать на все меры поддержки, которые адресованы широкому спектру отраслей именно в сфере глубоких переделов с высокой добавленной стоимостью.

— На каком этапе сейчас находится оформление госсубсидий для «Мечела»?

— О субсидиях речь не идет. Имеется в виду предоставление льготных займов от Фонда развития промышленности, которые запрашивала компания. Один заем на сумму 255 млн рублей они уже получили — для Белорецкого металлургического комбината, который входит в состав «Мечела». Также подана заявка на второй заем, и она рассматривается в фонде.

Здесь подразумевается расширение ассортимента рельсовой продукции на Челябинском металлургическом комбинате. Если заявка будет удовлетворять критериям и задачам фонда, то она будет рассмотрена экспертным советом фонда. Речь идет о льготном займе под 5% по максимальной планке для ФРП — 300 млн рублей.

— Ваше ведомство занялось написанием стратегии развития электронной торговли. Какой результат вы ожидаете, чего хотите достичь в этой области?

— Мы стали активно заниматься этим вопросом, поскольку электронная торговля имеет тенденцию к существенному ежегодному росту: в 2016 году в России он составил 30% по отношению к 2015 году.

В данном случае мы не отделяем внутреннюю электронную торговлю от внешней. Мы готовим комплексный документ для двух направлений. Наша задача в части развития экспортных электронных площадок — увеличить к 2018 году количество участников этой торговли как минимум до 5 тыс. Сейчас это пока менее 150 компаний, но на следующий год мы ставим задачу удвоить, а потом кратно увеличивать эту цифру, используя через РЭЦ все доступные механизмы, которые уже заложены. Естественно, это в основном малые и средние предприятия.

С этими компаниями мы должны выстроить нормальный оперативный режим взаимодействия, чтобы они не стучались в закрытую дверь и знали, как и какими инструментами можно воспользоваться. Для этого в РЭЦ будет создана сеть территориальных органов по стране.

Исходя из мирового опыта планируется создание внутри страны разветвленной сети территориальных подразделений экспортного ведомства, которая бы обеспечивала режим одного окна для компаний.

— В декабре у вице-премьера Игоря Шувалова прошло совещание по приватизации. Какие у вашего ведомства планы в этой программе?

— Я не могу сказать, что у нас широкий перечень предприятий на 2017 год. Массовый этап отчуждения и приватизации уже был реализован в предыдущие годы. Всё это происходило на фоне формирования глобальных интегрированных структур, в частности госкорпорации «Ростех», куда было включено огромное количество предприятий — на моей памяти их было более 600. В будущем мы продолжим практику укрупнения интегрированных структур, в том числе будем вносить активы в «Ростех». Однако пока ничего глобального в новом году с нашей стороны не планируется.

Что касается имущества, не используемого нашими подведомственными ФГУПами, есть договоренность с корпорацией АИЖК: это имущество мы будем передавать им, чтобы они уже использовали его в хозяйственном обороте. Речь идет либо непосредственно о помещениях и землях для строительства жилых комплексов, либо об использовании средств от продажи имущества на приобретение квартир для сотрудников наших предприятий, нашего ведомства и коллег из других ведомств. Здесь мы используем свои возможности, чтобы мотивировать работников предприятий и ведомств предоставлением квартир — где-то в качестве служебного жилья, где-то в собственность.

— Какие меры рассматривает ваше ведомство в части контроля за оборотом этилового спирта в связи с недавними отравлениями в Иркутске?

— Сейчас действуют четыре предприятия, которые относятся к нашему ведомству и производят спирт для медицинских целей. Все они частные. В свое время было принято постановление правительства с переходным периодом, который как раз закончился 1 января 2017 года. С этой даты на предприятиях, которые производят медицинский этиловый спирт, будет внедрена система ЕГАИС. Как раз недавно мне доложили, что на всех линиях этих предприятий система уже установлена. Поэтому здесь я не вижу повода для опасений с точки зрения исполнения требования правительства добросовестными производителями.

Что касается метилового спирта — это сильнодействующее отравляющее вещество, яд. У нас в нормативных актах четко сформулированы цели, для которых используется метиловый спирт. За иное, не указанное в законе применение этого вещества наступает уголовная ответственность.

— Когда будет разрешена продажа алкоголя в интернете?

— В целом мы уже провели работу в части укрупнения интегрированных структур, и я не вижу серьезных противоречий с коллегами из других ведомств, у которых были более жесткие требования в этой части. Сегодня практически все пришли к единому мнению, что нужно допустить алкогольную продукцию в электронную торговлю, но при этом сформировать правильные механизмы ее контроля. Я думаю, что в 2017 году решение будет принято.

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.