«Роснефть» идет на Кубу

«Роснефть» идет на Кубу

«Роснефть» готова выйти на рынок Кубы, где уже работает в секторах геологоразведки и добычи. Эксперты отрасли предупреждают, что, если сотрудничество будет обусловлено политическими соображениями, «Роснефти» придется делать крупные инвестиции, что рискованно из-за низких цен на нефть. Однако это позволит компании занять прочные позиции в регионе, что в итоге окажется экономически выгодно.

«Роснефть» рассматривает возможность выхода на рынок Кубы. Об этом говорится в материалах к визиту президента России Владимира Путина в Нью-Йорк, на 70-ю сессию Генеральной Ассамблеи ООН.

«Поскольку мы уже работаем на Кубе (геологоразведка и добыча на кубинском шельфе, подготовка кадров), выход на рынок нефти и нефтепродуктов — расширение форм сотрудничества», — сказал «Газете.Ru» пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев. — Это хороший рынок». Подробностей Леонтьев не сообщил.

Сам по себе выход на рынок другой страны (нефтепереработка, открытие сети АЗС) является позитивом для компании, — комментирует аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук. — Однако в данном случае все будет зависеть от того, что будет делать «Роснефть» на Кубе и в какие суммы это обойдется, учитывая высокую налоговую нагрузку компании (2,1 к EBITDA на конец первого полугодия)».

По словам Полищука, зачастую международное сотрудничество, о котором договорились правительства стран, в итоге требует от компаний крупных инвестиций — например, в модернизацию нефтеперерабатывающих мощностей.

«И здесь могут появляться риски, связанные с ростом налогов или претензиями властей к иностранным инвесторам, как это было с «Газпром нефтью» в Сербии и как сейчас происходит с «ЛУКойлом» в Румынии», — предупреждает эксперт.

В июле прошлого года «Роснефть» и кубинская Union CubaPetroleo (Cupet) подписали соглашение о сотрудничестве в области повышения нефтеотдачи на зрелых месторождениях Кубы. Заключенная договоренность подразумевает совместную работу по изучению условий разработки и эксплуатации месторождений и скважин на кубинской территории в целях оптимизации добычи и повышения нефтеотдачи.

В мае сообщалось, что госкомпания начала планировать работу на кубинском шельфе (геологоразведка и разработка). Кроме того, российская компания рассматривает возможность поставок на Кубу нефти, добытой в Венесуэле: сырье должно пойти на кубинский нефтеперерабатывающий завод в городе Сьенфуэгосе. Объемы переработки могут составить до 150 тыс. баррелей (около 20,5 тыс. тонн) нефти в сутки. В Венесуэле «Роснефть» работает в рамках ряда проектов в бассейне реки Ориноко. Президент страны Николас Мадуро в мае заявлял, что компания вложит в освоение венесуэльских месторождений $14 млрд.

Помимо этого, компания владеет в регионе 100% проекта по освоению бразильского нефтегазового месторождения «Солимойнс». Сама компания называет этот проект высокорискованным, однако отмечает его значительный потенциал. Ресурсы «Солимойнса» оцениваются в 34 млн тонн нефти и 73 млрд кубометров газа.

Ранее о своей заинтересованности в сотрудничестве с «Роснефтью» заявлял и Эквадор, который даже сообщал о подготовке визита в страну главы российской компании Игоря Сечина. Однако «Роснефть» позднее эту информацию опровергла.

По словам члена экспертного совета Союза нефтегазопромышленников России Эльдара Касаева, активность «Роснефти» на латиноамериканском рынке преследует как экономические, так и геополитические интересы России. «Учитывая рост напряжения во взаимоотношениях между Россией и Западом, вполне разумно сотрудничать с теми игроками, которые не отворачиваются от нас, а, наоборот, сами заинтересованы в кооперации с Москвой, — говорит эксперт.

— Куба, Венесуэла, Бразилия, Эквадор находятся в «мягком подбрюшье» США, основного визави России на политической арене, а также потенциального конкурента на мировом нефтяном и международных газовых рынках».

Касаев считает, что развивая энергетические связи с государствами Латинской Америки, «Роснефти» действительно придется вложить значительные финансовые ресурсы, что весьма рискованно в текущей обстановке, когда низкие цены на нефть ставят под сомнение рентабельность проектов, имеющихся у «Роснефти» в странах региона. «Однако экономическая логика здесь присутствует: если сейчас российская госкомпания обеспечит себе место в Латинской Америке, то другим игрокам сложно будет потеснить «Роснефть» в перспективе, когда цена барреля начнет расти и проекты начнут приносить дивиденды», — поясняет Касаев.

При этом эксперт отмечает, что из-за использования различных методик подсчета нефтяных запасов в странах этого региона цифры часто разнятся. Например, запасы нефти на шельфе Кубы, по информации геологической службы США, составляют 4–9 млрд баррелей, а данные государственной компании Cubapetroleo говорят о 20 млрд баррелей нефти.

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.