Шаталов: налоговые реформы в РФ по ряду крупных направлений близки к завершению

Шаталов: налоговые реформы в РФ по ряду крупных направлений близки к завершению

Уходящий 2015 год для налоговой сферы стал поворотным: несколько крупных реформ — деофшоризация экономики, амнистия капитала, налоги на нефтяную отрасль, изменения в налогообложении недвижимости — хоть и не завершены, но уже найдены пути решения самых спорных вопросов в этих реформах. Как сказал в интервью ТАСС заместитель министра финансов Сергей Шаталов: «В предыдущие годы мы поставили много амбициозных целей по реформированию налоговой сферы, постепенно, не без дискуссий и достаточно жестких споров мы двигались к их реализации. Что-то шло медленнее, где-то приходилось делать шаг назад… Но в целом, реформы по ряду крупных направлений близки к своем логическому концу». Еще пять лет назад Шаталов высказывал мнение, что пора вводить мораторий на изменения налогового законодательства, но только сейчас появляется шанс, что хотя бы по основным направлениям это пожелание замминистра будет сбудется. Нефтяные пертурбации В сентябре 2015 года наиболее обсуждаемым предложением по наполнению бюджета-2016 стала идея Минфина по изменению порядка расчета ставки налога на добычу полезных ископаемых /НДПИ/ на нефть. Эти новации позволили бы дополнительно получить 600 млрд рублей в 2016 году. Однако это предложение встретило резкий отрицательный отклик как со стороны нефтяных компаний, так и от других министерств — Минэкономразвития и Минэнерго.

В итоге Минфин вышел с другими корректировками налогового режима, которые и были утверждены в осеннюю сессию Госдумой. С одной стороны, экспортная пошлина на нефть не будет снижена, как планировалось по налоговому маневру, до 36% и сохранится на уровне 2015 года — 42%. Это принесет в бюджет-2016 около 200 млрд рублей. С другой стороны, внесены изменения в порядок исчисления НДПИ на газ, что принесет еще 100 млрд рублей дополнительных доходов. «Фактически речь идет о частичной приостановке большого налогового маневра. Было бы правильно, если после 2016 года мы бы вернулись к тому маршруту, который был намечен. Хватит сил или нет, второй вопрос, следующий год покажет», — заявил ТАСС Шаталов. Еще одна упорно обсуждаемая в 2015 году тема — переход на новую систему налогообложения нефтяной отрасли. По мнению Шаталова, вместо ручной настройки льгот для отдельных месторождений правильнее использовать самонастраивающиеся универсальные механизмы. Создать их — задача, которую Минэнерго и Минфин пытаются решить уже несколько лет подряд. Ведомства разработали две собственные, по оценкам экспертов, трудносовместимые концепции. В частности, Минэнерго поддерживало концепцию налогообложения финансового результата (НФР) и предлагало внедрять ее постепенно, проведя в 2016 году эксперимент на «пилотах», в том числе и действующих месторождениях. Минфин предлагал вводить НДД, но только на новых месторождениях. Законопроект об НФР был внесен в Госдуму в 2015 году, но уже в конце этого года Минэнерго признало, что законопроект не успеют ввести с 2016 года. После чего министерства перешли к обсуждению единой концепции налогообложения отрасли на основе НДД. «Мы практически согласовали с министерством энергетики базовые подходы к тому, чтобы предложить новый налог, который частично заменит собой НДПИ и будет вместе с налогом на прибыль работать в нефтяной отрасли. Естественно, остается еще много вопросов по параметрам, которые надо уточнять. Получается что-то среднее между НДД и НФР. Он должен работать, с нашей точки зрения, для всех «гринфилдов», которые получают льготы по НДПИ и экспортной пошлине, для всех новых месторождений в Восточной Сибири», — отметил Шаталов. По его словам, новый налоговый режим распространится на традиционные месторождения Западной Сибири как эксперимент: в пределах квоты, которую оговорят на некоторые месторождения, выбранные самими компаниями. «Для действующих месторождений будут установлены квоты по результатам переговоров в правительстве с компаниями. Потом эта квота будет поделена между компаниями и каждая компания сможет нам сказать — новый режим будет применяться на таких-то месторождениях. Дальше будем смотреть, будет ли это иметь давать дополнительные отдачи или просто компании получат «денежную машинку», которая будет им печатать дополнительный доход за счет снижения налогов», — сказал Шаталов. Поскольку требуется уточнить много деталей, новый налоговый режим вряд ли будет запущен в 2016 году, скорее всего речь идет о 2017 годе. «Думаю, полгода достаточно, чтобы найти решения и попытаться, если не в конце весенней сессии, то в начале осенней постараться принять закон, чтобы запустить с января 2017 года. В целом же переход на НДД будет происходить очень постепенно и, возможно, займет десятилетия, если, конечно, он покажет свою эффективность», — считает Шаталов. Таким образом, в перспективе речь идет о замене комплекса льгот на единую систему налогообложения, которая позволит сделать экономически выгодной разработку как новых, так и действующих месторождений. Чистые легкие и «зеленые» грузовики Еще одна «налоговая» история, которая получила вторую жизнь в 2015 году, — отмена транспортного налога, правда пока для большегрузного транспорта. Сейчас Минтранс РФ разрабатывает законопроект, освобождающий автомобили с разрешенной максимальной массой свыше 12 тонн от транспортного налога, с тем чтобы он был отменен уже в начале 2016 года.

Транспортный налог платится всеми владельцами транспортных средств, средства поступают в дорожные фонды субъектов РФ и тратятся на местные и региональные дороги. Налог рассчитывается исходя из мощности двигателя. При этом субъекты РФ сами устанавливают налоговые ставки в разрешенных пределах, а также определяют налоговые льготы. К идее отмены транспортного налога российские власти вернулись в связи с введением 15 ноября системы «Платон», обеспечивающей взимание платы с большегрузов за проезд по федеральным трассам. До 1 марта 2016 г. грузовики платят 1,53 руб. за каждый километр пути, в дальнейшем тариф будет расти. Денежные средства, взимаемые с транспортных средств, поступают в Федеральный дорожный фонд и в дальнейшем будут направлены как раз на ремонт дорог. Однако, по мнению Шаталова, это повод не только отменить или снизить налог для грузовиков, но и в принципе поменять структуру налога. «Транспортный налог в целом, не только на грузовики, нуждается в очень больших усовершенствованиях. Он должен быть нацелен на обновление автопарка и защиту экологии, то есть в нем должна измениться налоговая база: он должен взиматься не с лошадиных сил, а с объема двигателя. Потому что современные автомобили имеют очень небольшой объем двигателя и являются высокоэкологичными, а старые автомобили с огромными двигателями и небольшими лошадиными силами — не то, к чему надо стремиться», — заметил Шаталов. Он напомнил, что много старых, не слишком мощных, но с высоким потреблением бензина автомобилей в России принадлежат в основном пенсионерам и малообеспеченным гражданам. Соответственно налоговая нагрузка на них может вырасти, в то же время обладатели коллекций дорогих автомобилей несомненно окажутся в выигрыше.

И только в июне 2015 года был наконец принят закон о добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках. Согласно закону, владельцы зарубежного имущества и банковских вкладов могут избежать административной и налоговой ответственности за сокрытие имущества, если легализуют его с 1 июля по 1 декабря 2015 г. Непосредственно вывод имущества из офшоров не будет облагаться налогом (после перевода его в российскую юрисдикцию налоги будут начисляться на общих основаниях). Амнистия коснется только нарушений, которые были совершены до 1 января 2015 г. «Было принято правильное решение доработать закон и продлить срок амнистии еще на полгода, потому что деклараций подано совсем немного — около 200. Минфин проводил консультации с бизнесом, с адвокатским сообществом, с банкирами для того, чтобы понять, почему эффект оказался именно таким», — сообщил Шаталов. Он пояснил, что коррективы в правила налоговой амнистии достаточно понятны и сводятся к небольшому количеству вопросов. «Тем не менее они чрезвычайно важны — это перечень имущества и активов, попадающих под амнистию, в частности туда должны попадать долговые обязательства, нематериальные активы, счета в иностранные банках», — отметил Шаталов. По его словам, здесь можно было бы пойти по более либеральному пути: определить, что необходимо вывести активы из юрисдикций, входящих в «черный список» FATF (Financial Action Task Force, межправительственная организация, вырабатывающая стандарты в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма), и что репатриация должна распространятся только на банковские счета, открытые в иностранных банках. «В этом случае может быть перевод средств не обязательно в Россию, а перевод в юрисдикцию, с которой есть соглашение об обмене информацией и избежании двойного налогообложения, с соответствующим информированием налоговых органов и упоминанием об этом в декларации», — сказал замминистра. Эти решения могут быть приняты Госдумой в январе- феврале 2016 года. Деофшоризация — последний рывок «Деофшоризация — закон с непростой судьбой, но, кажется, с хорошими перспективами. Он принят только в первом чтении, мы надеемся, что он будет принят во втором и третьем уже в январе, и тогда многие вопросы будут сняты», — отметил Шаталов. Согласно антиофшорному закону, подписанному президентом РФ в конце ноября 2014 года, российские налоговые резиденты теперь будут обязаны декларировать и подтверждать нераспределенную прибыль контролируемой иностранной компании. Контролирующим признается физическое или юридическое лицо, доля участия которого в иностранной организации составит в 2015 году более 50%, с 2016 года — 25%.

Однако весь 2015 год Минфин работал над поправками в принятый закон, чтобы он начал действовать на практике. «Вводится максимально льготный режим для того, чтобы налоговую базу формировать и отчитываться по МСФО, там будут поправки, которые позволяют, если ведется учет в нацвалюте, не пересчитывать каждую операцию из одной валюты в другую, а делать это совокупно по результатам налогового периода. Уйдет двойное налогообложение дивидендов, которые идут от российской компании иностранной компании, а затем возвращаются российскому акционеру и многое другое», — сказал Шаталов. Кроме того, будет сокращена отчетность, в частности, за счет того, что не будут признаваться контролируемыми лицами те, кто осуществляют контроль исключительно через российские публичные компании. «Будут довольно простые правила, для того чтобы в рамках семьи от одного лица передать контроль трастом другому лицу, например детям, минуя налогообложение. Там будут уточнения, касающиеся информирования потенциальных контролирующих лиц в случае, если они владеют небольшим пакетом. Налоговые органы будут информировать таких потенциальных контролирующих лиц о том, что они таковыми являются. Это снижает конфликтность ситуации», — считает замминистра. Шаталов подчеркнул, что «все поправки либерального плана, бизнес-сообщество их очень ждет».

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.