Судный день: в Германии поставили под вопрос будущее еврозоны

Судный день: в Германии поставили под вопрос будущее еврозоны

Федеральный Конституционный суд в Карлсруэ велел правительству Германии и Бундесбанку установить контроль над процессом скупки Европейским центробанком государственных облигаций стран Европы. В случае отказа или задержки в исполнении более чем на три месяца немецкие судьи пригрозили блокировать следующие покупки ценных бумаг регулятором. Это решение в перспективе может связать руки ЕЦБ, усложнить борьбу с вызванным эпидемией экономическим кризисом и провести очередную глубокую трещину в и так шатающемся здании европейской солидарности. Председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, в свою очередь, жестко отреагировала на такое решение и допустила запуск санкций против Германии за нарушение европейского законодательства.

Европейская программа количественного смягчения (QE) появилась на свет в 2014 году, когда долговой кризис поставил на грань выживания Грецию, угрожая утащить за собой еще и Италию с Испанией. Тогда под угрозой дефляции председатель ЕЦБ Марио Драги принял решение делать «всё возможное» для спасения еврозоны. Речь шла о том, что европейский регулятор будет в неограниченном количестве выкупать долговые обязательства стран-членов, чтобы насытить рынок ликвидностью и сдержать дефляцию, которая еще сильнее обострила бы проблемы в финансовом секторе еврозоны и экономики в целом. Хотя пример был взят с действий ФРС после кризиса 2008 года, многие сомневались, что для более рыхлого и фрагментированного Евросоюза похожая операция окажется удачной.Тем не менее с 2014 года ЕЦБ потратил около €2,2 трлн на приобретение государственных облигаций стран еврозоны. Как считается, это помогло стабилизировать ситуацию. Разница между процентными ставками госдолгов Южной и Северной Европы сократилась до минимума, угроза кризиса ликвидности миновала, а экономика оживилась, хотя и до темпов роста 2000-х не дотянула. В то же время план Драги с самого начала вызвал большое недовольство со стороны немецких финансовых и деловых кругов, которое со временем только нарастало.

С 2015 года около 2000 человек, включая многих представителей бизнеса, финансового сектора и юристов, подали иски в суды различных инстанций, требуя введения ограничений на практику количественного смягчения. Аргументация с точки зрения экономики выглядела следующим образом: скупка бумаг приводит к снижению ставок по вкладам, что наказывает сберегающих деньги граждан. Одновременно она, хотя и не способствует инфляции в розничном секторе, создает пузыри на рынках недвижимости и ценных бумаг, что также можно расценить как особую форму инфляционных процессов.

С точки зрения закона сомнения вызывала роль ЕЦБ в формировании экономической политики, притом что подотчетность этого института демократически избранным органам власти также была не очевидной. Истцы предполагали, что центробанк своим решением о ничем не ограниченном QE вышел за пределы своего мандата.Напрямую немецкие судьи приказать наднациональному органу не могут, зато могут воздействовать на Бундесбанк Германии. Последнему было велено отслеживать, соблюдает ли ЕЦБ «пропорциональность» монетарных мер, и в случае, если этого не происходит на протяжении трех месяцев, ЦБ ФРГ должен прекратить участие в скупке активов. В отсутствие поддержки со стороны немецкого регулятора деятельность ЕЦБ по количественному смягчению теряла большую часть своего смысла.

Сомнения и деньги
Надо сказать, что решение суда в Карлсруэ удивило даже истцов и сочувствующих им. Многие думали, что последует мягкий, но аргументированный отказ. Еще большее удивление постановление вызвало у сторонников нынешней монетарной политики еврозоны. Одни считают, что вмешиваться в финансовую политику вообще не дело суда. Другие уверены, что только Европейский суд может каким-то образом влиять на деятельность ЕЦБ.

В то же время судьи из Карлсруэ получили поддержку не только от евроскептиков и сторонников партии «Альтернатива для Германии», но и среди ведущих деятелей немецкого истеблишмента. Вплоть до главы Бундесбанка Йенса Вайдманна, который в своем микроблоге в Twitter четко и ясно сказал, что намерен обеспечить выполнение принятого постановления.Что это означает для еврозоны и Евросоюза в целом? Возникает прецедент, согласно которому национальные суды могут определять, что должны делать те или иные органы власти и регуляторы Евросоюза — по крайней мере, о такой опасности заявил депутат Европарламента, бывший премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт, известный сторонник европейской интеграции. В ЕС есть множество стран, недовольных указаниями из Брюсселя и готовых это оспаривать.

Если же смотреть на ситуацию с чисто финансовой точки зрения (что нелегко, поскольку экономические и политические интересы в нынешнем Евросоюзе тесно переплетены), то решение суда в Карлсруэ ставит под серьезную угрозу проведение общеевропейской монетарной политики в самый неподходящий для этого момент. Не далее как месяц назад ЕЦБ обнародовал новую программу покупки активов на общую сумму в €750 млрд с целью борьбы с экономическими последствиями эпидемии коронавируса. Распоряжение этими средствами немецким судом косвенно поставлено под сомнением.

Волки и овцы

Но даже если эту программу удастся отстоять ввиду экстренности сложившейся ситуации, то как быть дальше? Немецкие предприниматели, финансисты и многие простые граждане всё меньше и меньше согласны с тем, что фактически являются гарантами долгов Италии, Греции и других финансово неустойчивых стран, и суд дал им сильный легальный козырь в руки.

Что будет, если ЕЦБ откажется от количественного смягчения, никто толком не знает: ФРС США в свое время лишь прекратила покупать новые бумаги, но ее огромный баланс так и остался раздутым по сравнению с ситуацией до 2008 года. Экономисты не могут предсказать точно, в каком направлении будут развиваться события, если огромная денежная масса, выпущенная за последние шесть лет, начнет утилизироваться.

Строго говоря, под вопрос проведение политики финансовой поддержки более слабых государств еврозоны «любой ценой» поставила еще новый председатель ЕЦБ Кристин Лагард, едва успев заступить на свой пост. В начале марта она высказалась, что-де не дело ЕЦБ сокращать спреды в процентных ставках по долгам между финансово стабильными и отстающими государствами. Это заявление вызвало бурю неудовольствия как в Брюсселе, так и прежде всего в странах, для которых мягкая политика ЕЦБ является жизненно важной — в основном, расположенных на юге континента.Впоследствии на фоне стремительно разрастающейся эпидемии Лагард была вынуждена взять свои слова назад. Тем не менее у Италии, Испании, Греции всё больше складывается ощущение, что Брюссель с подачи Германии, с одной стороны, навязывает им режим экономии, а с другой — отказывается предоставить помощь в трудную минуту.

Неудачей завершилась и попытка в начале апреля договориться о совместных евробондах — то есть долговых обязательствах, выпущенных не одной страной, а обеспеченных всей финансово-экономической мощью Евросоюза. Такое решение, кстати, могло бы снять противоречия с мандатом ЕЦБ и продемонстрировать необходимую солидарность. Но Германия и Нидерланды вновь отказались смешивать свои «хорошие» долги с «плохими» итальянскими и испанскими в одном пакете.

Непосредственным последствием легального спора вокруг прав и полномочий ЕЦБ может стать и ослабление евро. Согласно прогнозу Merrill Lynch, к концу года европейская валюта может оказаться почти паритетной с долларом США (сейчас ее курс составляет $1,07).

В другой ситуации в этом падении можно было бы найти и какие-то плюсы — в конце концов, европейские экспортеры оказались бы в выгодной ситуации. Но в неопределенности текущего экономического кризиса слабый евро является симптомом общей нестабильности и ненадежности европейской валюты, вызванной как фундаментальными проблемами, так и быстро накаляющимся градусом споров о статусе и правилах игры еврозоны да и ЕС вообще.

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.