Зоны потерь. Экономист — о рисках санкций для российской промышленности

Зоны потерь. Экономист — о рисках санкций для российской промышленности

Наталья Зубаревич: Мы все помним сильнейшее падение производства в первой половине 1990-х, когда шёл переход к рыночному хозяйству от планового. Но к краху оно всё же не привело. Сейчас ситуация очень сложная. Экономика сожмётся, технические и потребительские характеристики многих видов товаров ухудшатся, всё станет дороже, сократится выпуск продукции с использованием импортных комплектующих и на импортном оборудовании, особенно такого, которое продавать в Россию запрещено. Население пока видит в основном удорожание: по данным Росстата, за март годовая инфляция взметнулась до 16,7%.

Но бизнес, конечно, в той или иной степени приспособится и научится импортировать в обход санкций. Однако потребуется время на перестройку разрушенных цепочек поставок. И не всё можно купить в том же Китае. Поэтому есть опасность, что производства, использующие западные комплектующие и оборудование, начнут останавливаться. А вслед за ними — их российские смежники.
— Вы говорите: бизнесу понадобится время, чтобы приспособиться к ситуации. Но ведь и проблемы одномоментно на нас не обрушатся? Будет время выработать стратегию?

— Да, не сразу. В течение мая-июня запасы комплектующих и запчастей на складах начнут заканчиваться повсеместно. А в третьем квартале простой угрожает уже огромному количеству предприятий. На какое-то время они отправят работников в оплачиваемые отпуска, а затем начнут их сокращать и переводить на неполную занятость, когда люди формально не увольняются, но теряют в деньгах, работая неполный день или неделю.

Заработкам и рабочим местам в регионах с экспортной промышленностью угрожают также санкционные запреты. Евросоюз уже запретил покупку в России продукции чёрной металлургии, угля, лесоматериалов. А шестой пакет санкций, который сейчас обсуждается, предполагает постепенный отказ от российской нефти.

— Но вряд ли власти будут просто наблюдать, как нарастают проблемы. Наверняка уже намечены определённые шаги.

— Объявлено, что для реализации антикризисных мер правительство располагает 7–9 трлн руб. Это очень много. Но сколько денег и в каких направлениях будет потрачено, пока неясно. Важно, чтобы индексация МРОТ, бюджетных зарплат и пособий в существенной степени компенсировала инфляцию. Для более обеспеченных групп населения важно расширение льготной ипотеки.

Среди антикризисных мер, адресованных бизнесу, нужны кредиты малым предприятиям на выплату зарплаты, увеличение финансирования общественных работ для временного трудоустройства увольняемых с заводов. Из новых объявленных мер поддержки стоит расширять выдачу компаниям субсидий на финансирование закупок комплектующих у альтернативных поставщиков. А регионам с высокой долговой нагрузкой федеральное правительство планирует заместить банковские кредиты бюджетными.

Зоны возможных потерь
— Многие экономисты предрекают рост безработицы. Почему же с учётом всех уже принимаемых и запланированных мер потери рабочих мест избежать всё равно не удастся?

— Потому что велика опасность остановки самых трудоёмких производств — предприятий обрабатывающей промышленности, особенно в машиностроении, металлургии и химических отраслях. На них работают тысячи человек. Машиностроительные заводы эксплуатируют много иностранных станков и используют много импортных комплектующих. А особенности металлургического производства таковы, что если домна встанет из-за сокращения спроса на металл, то надолго. Быстро её потом не запустишь.

Запрет на экспорт стального проката сможет осложнить жизнь в Череповце, Липецке, Старом Осколе и других металлургических городах, ориентированных на экспорт в Европу. Сложная ситуация в Верхней Салде Свердловской обл., где большинство трудоспособного населения работает на заводе по выпуску титана, который отказалась покупать американская корпорация Boeing.

Зона повышенного риска безработицы — 14 регионов, где в обрабатывающей промышленности занято более 20% трудоспособного населения. Это Калужская, Владимирская, Ивановская, Костромская, Ярославская, Вологодская, Новгородская, Нижегородская, Ульяновская, Свердловская, Челябинская обл., Пермский край, республики Марий Эл и Чувашия. В обрабатывающих отраслях сокращение производства и рабочих мест пока не угрожает только предприятиям оборонного комплекса.

— Могут ли регионы, добывающие и перерабатывающие топливное сырьё, оказаться в более выигрышной ситуации?

— Вряд ли. Уже резко упал экспорт нефтепродуктов, особенно мазута. В результате возрастают риски частичной остановки производства на НПЗ, особенно в Нижегородской и Ленинградской обл., Пермском крае и Татарстане. Снижение экспортных продаж продукции нефтехимии станет ударом по крупнейшим предприятиям этой отрасли в Нижнекамске, Тобольске и Салавате. А из-за запрета на поставку оборудования будет трудно завершить строительство заводов по сжижению и переработке газа на Ямале и в Амурской обл., на площадках которых заняты тысячи строителей-вахтовиков.

Если Евросоюз начнёт сокращать покупку российской нефти, сократится её добыча. Правда, падение нефтегазодобычи не приведёт к массовым увольнениям в регионах, где сконцентрированы эти отрасли. Но налоговые поступления, которые они обеспечивают, могут сократиться даже при сверхвысоких мировых ценах на нефть и газ. Минфин будет сейчас внимательно следить за поступлениями налога на прибыль. И если в регионах они будут падать, даже богатым нефтегазовым придётся увеличить трансферты из федерального бюджета.

Пострадает и ведущий регион угледобычи — Кузбасс, поскольку более четверти экспорта российского угля шло в Европу.

— Есть ещё Китай, где спрос на российский уголь очень высок. Почему бы объёмы, от которых отказались европейцы, не перенаправить на азиатский рынок?

— Теоретически это возможно, но исчерпана пропускная способность Транссиба.

В режиме экономии
— Сфера услуг может избежать проблем? Ведь запретить россиянам ходить в кафе и путешествовать по своей стране организаторы санкций точно не смогут!

— Но здесь будут чувствоваться проблемы с поставками из-за рубежа — например, импортных запчастей для ремонта автомобилей, одежды и обуви. И заметно сократится потребительский спрос. Люди начнут экономить на услугах: прогнозы показывают, что за 2022 г. реальные доходы населения упадут от 5 до 10%. Пострадают оптовая и розничная торговля, авторемонт, гостиничный бизнес и общественное питание. При этом в трети регионов доля занятых в этих отраслях суммарно составляет от 20 до 27%.

— Есть ли категории населения, чьи доходы пострадают минимально?

— Пенсионерам, как намекали в правительстве, могут дважды в течение года проиндексировать пенсию. А их больше в малых городах и на селе. В начале этого года уже введена доплата до прожиточного минимума малоимущим семьям с детьми до 16 лет. Таких тоже больше на периферии, особенно в отстающих южных республиках. А вот в крупных городах доходы упадут сильнее. В них сконцентрирован сектор услуг, много промышленных предприятий. И меньше жителей, помогать которым обязано государство. Так что трудно будет везде.

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.