Александр Габуев о новой российской валюте

Александр Габуев о новой российской валюте

Одним из неожиданных бенефициаров военных действий на Украине оказался китайский юань, по крайней мере в РФ. Валюта КНР берет все новые высоты по объемам торгов на ММВБ. ЦБ наращивает долю юаня в резервах. «Газпром» переводит на юань половину оплаты Китаем российского газа, да и рублевая часть контракта с CNPC будет наращивать юаневую ликвидность в России, поскольку покупать рубли китайцы будут в Москве за юани. Сейчас уже сложно найти крупные банки, которые бы не предложили клиентам юаневые продукты

Еще недавно дела обстояли иначе. Подъем юаня в РФ мог произойти еще после первых санкций против РФ, введенных США и ЕС в 2014 году. Тем более что в 2016 году МВФ добавил юань в свою валютную корзину, формально признав его одной из мировых резервных валют. Но российский бизнес вскоре убедился, что ограничения на движения капитала китайские регуляторы убирать не хотят, то есть юань отнюдь не стал свободно конвертируемым. Для вывода выручки из КНР или ее конвертации в более удобные валюты нужны сложные одобрения.

Именно поэтому бизнес до недавнего времени рассматривал юань как дорогой и не самый удобный инструмент. Нефтяники номинировали часть контрактов с китайскими клиентами в местной валюте, а вырученные юани тратили в КНР на закупку оборудования. В приграничной торговле рубль и юань тоже использовались активно. Но для крупных сделок стороны предпочитали доллары или евро. ЦБ переложил в юани в 2016 году почти 15% своих резервов, но согласованный тогда же своп рубль—юань с Народным банком Китая остался почти невостребованным.

Чиновники пытались помочь. В 2019 году Москва и Пекин подписали межправсоглашение о стимулировании торговли в национальных валютах. Как рассказывали китайские чиновники, Пекин предлагал создать механизм, похожий на систему биржевого клиринга: крупные контракты учитываются на электронной платформе, а раз в квартал производятся расчеты. Но рубить отдельное окно в режиме контроля за перетоками капитала власти КНР отказались, опасаясь, что местные бизнесмены используют его для вывода капитала. Схема подразумевала, что вырученные за нефть и газ юани можно потратить только в Китае. «Она похожа на мультик про Вовку в тридевятом царстве, где они бы и есть конфетки за нас стали»,— объяснял один из российских переговорщиков причины, по которым Москва идею отвергла.

Но ситуация резко поменялась. В результате западных санкций против РФ импорт из ЕС стремительно сокращается, в то время как импорт из Китая в РФ постепенно растет. Учитывая настроения в ЕС, где бизнес активно избавляется от связей с РФ, а чиновники все критичнее высказываются в адрес КНР, Пекин может быстро стать крупным экспортно-импортным партнером Москвы.

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.