Разворот на Восток: главные аспекты российско-китайских отношений

Разворот на Восток: главные аспекты российско-китайских отношений

Разворот России на Восток из-за внешнеполитического давления со стороны коллективного Запада стал уже очевидным и свершившимся фактом. Главным партнером для нашей страны в новой системе международных координат представляется Китай. Но так ли прозрачны перспективы дружбы с Поднебесной? Что нам могут сулить тесные связи с КНР и не рискует ли Россия из «сырьевого придатка Запада» превратиться в экономического вассала Китая? Сможем ли мы выстроить равноправные и взаимовыгодные отношения с восточным соседом? «МК» расспросил экспертов.

Как заявил в конце августа директор Департамента экономического сотрудничества МИД РФ Дмитрий Биричевский, торговый оборот между Россией и КНР в 2022 году растет колоссальными темпами. По данным российского внешнеполитического ведомства, в 2021 году товарооборот между странами составил около $140 млрд.

Эксперты по странам Азии делят весь спектр сегодняшних российско-китайских отношений на несколько аспектов.

Первый – сырьевая торговля. И здесь у нас с Китаем, судя по всему, перспективы весьма стабильные и радужные. По мнению китаистов, Поднебесная в ближайшие пять-десять лет будет оставаться крупнейшим покупателем российских энергоресурсов. Причем не только сырой нефти и газа, но и готовых продуктов нефтепереработки.

По данным Главного таможенного управления КНР, уже в 2021 году товарооборот России и Китая достиг рекордных 146,88 млрд долларов США, увеличившись на 35,8% по сравнению с аналогичным периодом 2020 года. Китайское таможенное ведомство отмечает, что за прошлый год экспорт поставок в Россию увеличился на 33,8%, до 67,56 млрд долларов. Импорт товаров и услуг российских поставщиков в Китай вырос на 37,5% – до 79,32 млрд долларов США. В свою очередь, в январе–июле 2022 года товарооборот между Россией и КНР вырос на 29% в годовом исчислении – до $97,7 млрд.

При этом власти России и Китая договорились довести объем двусторонней торговли до $200 млрд в год.

По данным Федеральной таможенной службы РФ, первое место в структуре российского экспорта в Китай устойчиво занимают энергоресурсы – 71,4% от общего объема поставок. На втором месте древесина, целлюлоза и бумажная продукция – 8,4%. Третье место в цепочке поставок в Поднебесную – металлы и продукция металлопереработки (6,6% от общего объема).

Между тем в нефтяную бочку все же прокралась ложка дегтя. Несмотря на рост внешнеэкономических оборотов, Россия до сих пор не входит в топ-10 торговых партнеров Китая. По импорту из КНР мы стабильно находимся за границей десятки и в рейтингах стоим на 11–13-й строчках. Китай для России – крупнейший поставщик товаров, обеспечивающий 20% всего импорта (72 млрд долларов в этом году). Российский же рынок занимает лишь 2,4% в объеме китайского экспорта. Больше всего китайских товаров уходят в США, на втором и третьем местах Гонг-Конг и Япония. Можно было бы в таких скромных результатах винить пандемию ковида. Но, как отмечают китаисты, она здесь ни при чем.

– Россия десятилетиями не входит в первую десятку торговых партнеров Китая. Здесь сказывается влияние несопоставимости масштабов наших экономик. Даже с маленьким Вьетнамом товарооборот Китая доходит до 200 млрд долларов США. И это при том, что Вьетнам сознательно ограничивает потоки, разрешая перевозки китайских товаров исключительно на вьетнамских кораблях, – пояснил заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский.

Директор Института стран Азии и Африки МГУ Алексей Маслов, напротив, считает, что такой расклад в торговле позволяет нам держать баланс позитивным: на данный момент Россия единственная страна в мире, у которой с Китаем профицит торговли. В отличие от других стран, мы китайцам больше продаем, чем у них покупаем.

Второй важный аспект российско-китайских отношений лежит в плоскости агропрома. В последние годы мы существенно расширили экспорт, и у нас нет повода останавливаться.

Например, поставки российской говядины в Поднебесную за одиннадцать месяцев 2021 года показали рост в 2,4 раза по сравнению с 2020-м и достигли 17 тыс. тонн. По подсчетам экономистов, доля Китая составляет порядка 10% всего аграрного экспорта РФ.

– В Китае на годы будет не хватать агропродукции. В первую очередь это экологически чистая и органическая пища, зерновые, соя, рапс. Если у России в плане урожая все будет нормально и не будет сбоев в сельском хозяйстве, мы станем в ближайшее время крупнейшим поставщиком продукции для Китая. Это обеспечит загрузку алтайских, краснодарских и иркутских производителей, – пояснил Алексей Маслов.

С другой стороны, Россия сейчас изменила стратегию экономической работы с Китаем. Теперь мы договариваемся о закупках не готовой продукции, а производственных линий. Для нас это очень важно. В первую очередь такая политика даст нам производство высокоточного оборудования.

– У нас сейчас проблема с Тайванем, их компания TSMC прекратила поставки микропроцессоров в Россию, хотя сам по себе Китай не обладает аналогичными производственными процессами, но мы можем наладить производство – в том числе в Зеленограде, которое удовлетворит наши нужды, – говорит Маслов.

Еще одно важнейшее направление на российско-китайском треке – банковская и финансовая система. Сегодня речь идет даже не об отказе от доллара в пользу прямых расчетов по схеме «рубль-юань», а о создании новой совместной наднациональной валюты для трансграничных платежей между Россией и Китаем, объяснил эксперт:

– Принципиальное решение уже принято: от доллара мы уходим. Но здесь главный вопрос в том, что либо мы уходим в сторону юаня, поскольку рубль хуже обеспечен, либо работаем над созданием новой валюты, которая будет зависеть не только от решений России и Китая, но и ряда других стран. В первую очередь стран-участниц ШОС и БРИКС. Здесь видится большая перспектива.

Четвертый очень важный момент – создание системы торговли в рамках ЕАЭС и системы «Пояс и путь». Такая система не будет зависеть от санкций. Она предполагает отсутствие тарифных барьеров и упрощенную систему таможенных коридоров. На выходе мы получаем удешевление продукции. Правда, для этого нашей стране придется серьезно вложиться в создание новой транспортной инфраструктуры и модернизацию нынешней. Элементами интеграции логистических цепочек должны стать международные транспортные коридоры «Приморье-1» (Харбин – Гродеково – Владивосток/Находка/Восточный – порты Азиатско-Тихоокеанского региона) и «Приморье-2» (Хуньчунь – Краскино – Посьет/Зарубино – порты АТР). Проект их развития включен в программу российско-китайского сотрудничества на 2018–2024 годы.

Кроме того, с Китаем удобно торговать по морю. В КНР морских логистических хабов хватает. Основных портов, куда приходят иностранные, в том числе и российские грузы, двенадцать. Самый крупный – Нинбо-Чжоушань. Но здесь возникает проблема уже на российской стороне: у нас нет достаточных мощностей торгового флота, что прямо отражено в новой Морской доктрине. Проще говоря, чтобы эффективно торговать с КНР по морю, нам надо строить корабли.

В политическом плане у России и КНР также происходят серьезные позитивные сдвиги в отношениях. Две страны начали думать о совместной форме геостратегии.

– До этого времени мы активно обсуждали контуры мира, но на практике никакой совместной стратегии у нас не было. Речь идет о бессанкционном мире, о мире, который допускает к принятию политических, экологических и многих других решений страны, которые сегодня по разным причинам к этому процессу не допускаются, – говорит Алексей Маслов.

В целом же сегодняшние процессы на мировой арене китаисты называют продолжением антиколониальной борьбы. Хотя официально колониализм умер в 60-е годы прошлого века, тем не менее и сегодня он остается определяющим и в торговле, и в политике. Новая же система, над постройкой которой сейчас работают Россия и КНР, должна обеспечить равный доступ к знаниям, технологиям и информации.

Если раньше мы говорили, что России очень нужен Китай, то сейчас модель изменилась с точностью до наоборот. Китай крайне нуждается в России не только как в источнике энергоресурсов, но и как в партнере. Не будь на мировой арене России, Поднебесная оказалась бы один на один с США. Китаю в такой ситуации было бы очень тяжело.

Так что эксперты уверены, что риски из сырьевого придатка Запада превратиться в сырьевой придаток Китая для России минимальны. Более того, фундаментально изменилась сама суть отношений между нами и КНР. Если раньше действовала схема «Китай платит – Россия продает», то сейчас общение между двумя державами идет в так называемой пакетной модели.

Сейчас мы, кроме энергоресурсов, продаем еще целый «пакет». В первую очередь это военная безопасность. Также это стабильность в азиатском регионе. Россия оказалась очень важным партнером для Китая в плане политической поддержки.

Китаисты уверены, что российскому руководству и бизнесу удалось понять тонкую восточную психологию. Мелкие трения периодически, конечно, возникают. Но мы научились перешагивать через конъюнктурные барьеры. Эксперты называют сегодняшние российско-китайские отношения максимально прозрачными. Более того, эксперты подмечают любопытный факт: от Китая куда больше сегодня зависят США, чем Россия. Кроме того, известны проблемы КНР с Лаосом, Малайзией, даже Чехией. А вот чтобы Китай где-то по-крупному обманул Россию – такого за последние десятилетия специалисты припомнить не могут.

Кроме Китая надежным партнером для России может стать Индия, считают экономисты. Товарооборот между нашей страной и Индией в 2021 году составил около $12 млрд. Аналитики подчеркивают: это рекорд за всю многолетнюю историю российско-индийских отношений. К 2025 году на основании соглашения лидеров двух стран товарооборот должен достичь отметки в 30 млрд долларов США.

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.